Долина Роны

Вина долины Роны мои самые любимые. Они сильные, яркие, сложные и, одновременно с этим, мягкие, сдержанные и элегантные. Прямо,как я. Рона – это река, кстати, такая. Она начинается недалеко от Лиона и течет через Францию до Прованса, впадая в Средиземное море. Теперь про реку можете забыть, нас интересует только то, что растет вдоль ее берегов.

IMG_3637

Эрмитаж

Первая остановка в крохотном городке Tain-l’Hermitage у подножья холма Эрмитаж. Стоим, обдуваемые адски сильным мистралем, слушаем экскурсовода и благодарим Бога, что мы не ронские виноделы. Собирать урожай на крутых гранитных склонах, это тебе не вино в бокале болтать. Виноградные лозы, как оказалось, тоже находятся в условиях постоянной борьбы за выживание, пытаясь вытянуть воду из самых недр земли и не сломаться от ветра. Качество винограда от постоянного стресса, как ни странно, только улучшается. Думая, что конец уже близко, лоза работает изо всех сил, чтобы произвести самое качественное потомство.

IMG_3461

Не для слабаков

Красный сорт Сира, или, как его называют в Новом Свете, Шираз, преобладающий в большинстве Ронских вин, делает их по-Бордосски концентрированными, по-Бургундски сложными, но отличающимися от всех своими уникальными пряными ароматами: чёрного перца, дымка, смолы и остреньким, иногда копчёным, послевкусием. Помимо запаха, красные вина Роны славятся своими конкретными танинами и раньше даже нелегально добавлялись в лучшие вина Бордо для усиления их структуры. Аккомпанемент к «Роне», соответственно, нужен основательный, одной сырной тарелкой не отделаешься. Сочный шашлык, только что снятый с углей, зажаренная до золотистой корочки утка с брусничным соусом, антрикот из мраморной говядины. Чем «мужественней» закуска, тем лучше.

IMG_3626

С белыми винами в долине тоже все в порядке. В деревнях Condrieu, Saint-Joseph, Saint-Peray и в угодье Chateau Grillet делают удивительно богатые, пышные вина с тонами абрикосов, мёда, орехов и сухофруктов. Сочные в молодости, после выдержки они становятся маслянисто-пряными, идеально сочетаются с острой индийской или пан-азиатской кухней. Но не только карри, том-ям и пад-тай облагораживает дружба c Ронскими белыми. Попробуйте хорошо охлажденный Вионье (местный белый сорт) с лобстером в кремовом соусе, пахучим сыром Мюнстером или карпачо из ананаса и вы удивитесь, как жили раньше.

Г-н Шапутье

С радостью загружаемся в теплый автобус и едем к Мишелю Шапутье, одному из лучших виноделов и негоциантов Роны, прославившегося отказом от промышленных методов виноделия в пользу биодинамики и всего натурального. «Фильтровать вино – всё равно, что заниматься любовью с презервативом», утверждает Мишель, озабоченный тем, что его коллеги-виноделы, очищая вино от осадка, лишают его индивидуальности. Не буду сильно углубляться в его философию. То, чем нас кормили у него в ресторане, было гораздо интересней.

IMG_3495

Сначала, конечно, нам пришлось поработать – продегустировать множество вин дома Шапутье, порассуждать о них, каждое похвалить и только через пару часов, за обедом начать, наконец, их пить. Под белый Эрмитаж, le Meal, 2008 года была подана закуска – конвертики с гребешками под сливочно-лобстеровым соусом, а под красное Шатонеф-дю-Пап, Croixde Bois 2000 года, фермерская курица со сморчками и трюфельным пюре. У Шапутье именно так – блюда подбираются к винам, а не наоборот. На десерт – Vinde Paille 2003 года, супер редкое ликёрное вино из подвяленного на соломе винограда и шоколадный фондан, тот, из которого ещё горячий шоколад выливается при нажатии, с крем англез. После обеда из ресторана Шапутье перекатились в магазин Шапутье, хорошо отоварились, и с чувством большой благодарности этому винному дому, направились к другому.

Жареный склон

Cote-Rotie — второй после Эрмитажа всемирно известный апелласьон Северной Роны, но по качеству вина нередко его затмевающий. Своё название — «жареный склон», он получил из-за расположения виноградника на солнечном скалистом откосе.

В Cote-Rotie заезжаем к E. Guigal — одному из лучших виноделов и негоциантов в мире. Что могу сказать, тот «доступный» Гигаль, что стоит в каждом супермаркете, употреблять, конечно, можно, особенно с чем-нибудь ненавязчивым, вроде сарделек с мангала, но хорошее вино этого хозяйства, выдерживающегося десятилетиями и продающегося на аукционах, лучше пить из бочек самого Гигаля. Сразу поражает цвет вина-сочный, ярко-рубиновый, с малиновым блеском. Подносишь бокал к носу, а там чего только нет — черная смородина, малина, фиалка, дикая вишня, шиповник… Покрутишь немного, пошел аромат жареных тостов, ванили, перца, черных оливок, розмарина, кожи, дымка. Как будто ты на русской лесной опушке и на весеннем прованском поле одновременно. Вкус – отдельная песня. Тут не о какой еде и речи быть не может, хочется уединиться с бокалом, где-нибудь у камина, в мягком кресле,и полностью погрузиться в запахи, вкусы и нахлынувшие воспоминания.

IMG_3379

А там еще немного и Прованс…

Все такие романтичные покидаем северную Рону и плавно перемещаемся в южную, держа путь на Авиньон. Папский замок и прованские пейзажи нас, понятно, трогают не так сильно, как местные вина. Они, вина, не пейзажи, не в пример элегантным северным соседям, терпкие, танинные, брутальные, как будто вобравшие в себя запахи диких трав и горячих камней.

В коммуне Шатонеф-дю-Пап посещаем одно из самых известных шато региона-Chateau de Beaucastel, принадлежащий талантливой семье Перрен. Балом здесь правит ароматный сорт Гренаш, хотя для виноделия разрешено использовать аж 13 различных видов винограда. Галечная почва хозяйства, как Сочинский пляж, накапливает тепло в течении дня и отдает его ночью, в данном случае, винограду. Вина, в итоге, получаются насыщенные и богатые спиртом, прекрасно сохраняющиеся многие десятилетия. Даже бутылки для них делаются особенные — пузатые, с выпуклым изображением папского герба. Вобщем, ходим, слушаем, дегустируем и думаем о предстоящем ужине.

Деревенская еда

Кухня южной Роны похожа на кухню Прованса – такая же простая, сезонная, с большим количеством овощей, оливок, чеснока и прованских трав. Хотя, если в Провансе едят, в основном, рыбу и морепродукты, то в южной Роне не брезгуют рустичными мясными кушаньями, вроде свиного террина (паштета) с травами, петуха в вине и бифштекса с пюре. Большинство местных вин так же не очень годятся для романтических размышлений, их пьют большими глотками с сытной крестьянской едой.

Например, в ресторане Le Verger des Papes, куда нас оставили переваривать накопленную за день информацию, горячим блюдом служил хорошо зажаренный антрекот с картофельным гратеном и шпинатом, а десертом-клубничный милфей, больше похожий на наполеон с клубничным вареньем. Мы не расстроились, не каждый день деревенская еда является в сопровождении не кончающегося белого и красного Шатонеф, а сама деревня — развалинами папского замка, ароматом лаванды, стрекотом цикад и усыпанными виноградниками и оливковыми деревьями, холмами долины Роны.

IMG_3619

(Some photos used belong to Guillaume Gondinet and Charlotte Tyrel De Poix)

Прокомментировать:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: